Интервал между буквами и строками: Стандартный Средний Большой

Свернуть настройки Шрифт: Arial Times New Roman

Общественный запрос на модернизацию: содержание и проблемы

Тюмень, 4 октября 2011

Тюменская областная научная библиотека им. Д.И.Менделеева, филиал Президентской библиотеки им. Б.Н.Ельцина

Лектор – кандидат политических наук, генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), профессор Высшей школы экономики Валерий Валерьевич Федоров.

Губернатор Тюменской области В.В.Якушев

Уважаемые коллеги и друзья!

Открывая очередной сезон «Губернаторских чтений», я вновь хочу поделиться некоторыми личными размышлениями, неизбежно возникающими у каждого ответственного управленца и политика.

Вы знаете, что сквозной темой всех «Губернаторских чтений» с самого начала была проблема модернизации. Модернизации экономической, технологической, политической, социальной, культурной. Нам предложили целый ряд интереснейших, оригинальных, глубоких ответов на вопрос, что именно и как именно нам стоило бы модернизировать в стране в целом и в нашей родной области: с чего начать, чем поддержать, какие мировые достижения учесть, каких ошибок не совершать и так далее. Я говорю это без малейшей иронии, совершенно не сомневаясь, что очень многое из названного нашими лекторами действительно стоило бы реализовать. Но вот какие два момента нуждаются, на мой взгляд, в отдельном обсуждении – сознательно сформулирую их в предельно простой и жесткой форме: 1) кому все это нужно? 2) кто все это сделает?

Поясню свою мысль и свои опасения. Специалисты, интеллектуалы, руководители – в общем, все те, кого принято собирательно называть элитой, – могут создавать самые прекрасные, разумные, многообещающие идеи и сеять их семена в социальную почву. Но ни одно из этих семян не взойдет, если будет почвой отторгнуто. Мы хорошо знаем – и из трагической и героической истории нашей страны, и из опыта других стран (кстати, не всегда успешного): удаются только те модернизации, которые входят в резонанс с действительными потребностями самых широких социальных групп, а не остаются навязанным экспериментом, пусть даже предпринятым из самых благих побуждений. Осуществляются только те преобразования, которые нужны кому-то, кроме их авторов. Здесь, в этом зале, – актив тюменской модернизации. Нам, конечно, хорошо в этих стенах. А что за ними? Востребованы ли там наши стремления и проекты?

А еще мы знаем, что ни в одном большом общественном деле нельзя полагаться исключительно на административную энергию. Бюрократический аппарат может быть выстроен сколь угодно хорошо; он может состоять из честных, ответственных, неравнодушных людей; политической волей он может быть жестко ориентирован на достижение самых благих целей; но даже в этом идеальном состоянии, к которому мы стремимся приблизиться, бюрократия остается бюрократией. Только творческое, обоюдно выгодное взаимодействие власти с активными социальными группами способно дать по-настоящему значимый результат, перейти от частных улучшений, от латания дыр к решительному обновлению нашего общего дома. И я снова спрашиваю: известны ли нам такие активные группы? Ищем ли мы союзников в деле модернизации? Знаем ли тех, кто способен ими стать?

Я говорю о хрестоматийной проблеме обратной связи – проблеме, с которой рано или поздно сталкивается каждый человек, принимающий решения. Между прочим, именно с осознания всей остроты этой проблемы в свое время началась пора крутых перемен в жизни нашей страны – многие еще помнят, какое сильное впечатление произвело признание генсека ЦК КПСС Юрия Андропова: «Мы не знаем страны, в которой живем». Тогда ее так и не успели узнать – самой страны не стало. Если мы не хотим еще раз сорваться в тот же штопор, мы обязаны не повторять прежних ошибок, и, главное, ошибки невежества и невнимания к реальному состоянию общества.

Именно поэтому сегодня нашим гостем является генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения профессор Валерий Валерьевич Федоров, один из тех людей, для которых «знать страну» – профессия и призвание. Полагаю, что его выступление поможет нам всем сориентироваться в том «коридоре возможностей», в котором выстраивается стратегия тюменской модернизации.

А теперь к вопросу: кто же это сделает? Думаю – и об этом я уже говорил в прошлом сезоне, – свой вклад должны внести наши Чтения. Вклад практический, конкретный. В частности, я дал поручение по результатам июньской встречи с академиком Квинтом подготовить предложения по организации учебы управленцев области по вопросам экономической стратегии. Программа разработана, и вскоре начнется ее выполнение. Считаю необходимым, чтобы по итогам каждых Чтений мой аппарат готовил проект поручений губернатора по практической реализации того, о чем мы здесь говорим, что предлагаем. Словом, будем не только упражнять наш дух и сознание, но и наращивать «мускулатуру действий».

А сейчас, как обычно, я передаю слово для введения в дальнейшую дискуссию нашему постоянному партнеру по организации «Губернаторских чтений», главному редактору журнала «Полития», доктору политических наук профессору Святославу Игоревичу Каспэ.

Главный редактор журнала «Полития» С.И.Каспэ

Сказанное губернатором действительно имеет кардинальную важность – здесь мы прикасаемся к самой сути политического искусства, к одному из самых чувствительных нервов политики. Есть такая американская поговорка – важен не только push, но и pull. Кто-то толкает – но кто-то должен и тянуть. Это очень болезненная дилемма. С одной стороны, мы действительно помним, чем оборачиваются попытки «железной рукой загнать человечество к счастью». С другой стороны, политик, как это было известно еще древним грекам, не может только следовать за инстинктами и потребностями толпы – во все времена они примерно одинаковы. Тогда политика вырождается в демагогию и популизм. Как найти и соблюсти верный баланс между собственным видением общего блага и массовыми представлениями о нем? И чем тут может помочь социологическая наука, которая вроде бы как раз и обещает нам дать верную картину массовых представлений, предпочтений и ценностей?

Социология – это инструмент, и, как всяким инструментом, им нужно правильно пользоваться. Одно распространенное заблуждение в отношении социологии состоит в том, что она добывает откуда-то – из глубин народного духа, например – уже хранящиеся в нем сокровища и предоставляет их в распоряжение лиц, принимающих решения. Это не так. Дело обстоит гораздо сложнее, и социолог – не просто археолог. Знаменитый француз Пьер Бурдье опубликовал в свое время статью под скандальным названием «Общественное мнение не существует». Он имел в виду очень важную вещь: общественное мнение – не покорно дожидающийся исследователя факт, а артефакт, в производстве которого исследователь активно участвует. Ответ не существует до того, как будет задан вопрос, – и очень многое зависит от формулировки вопроса. Я не имею в виду банальные манипуляции в стиле «перестали ли Вы пить коньяк по утрам?» – к счастью, российская социология уже довольно давно ушла от подобных грубых подтасовок. Но даже в отсутствие какой-либо злонамеренности неоднозначность, мерцание смыслов все равно неустранимы. Представим себе, что мы предлагаем людям выбрать между стабильностью и модернизацией – ответ легко предсказуем. Но не менее легко он предсказуем, если мы предложим выбирать между модернизацией и застоем! А ведь, с одной стороны, мы можем подразумевать, что стабильность и застой – синонимы; с другой стороны, мы можем (и, думаю, должны) полагать, что в современном мире, в котором, как у Кэрролла, нужно бежать изо всех сил даже для того, чтобы просто удержаться на месте, модернизация есть не антоним стабильности, а главное условие ее сохранения. Однако – в зависимости от формулировки вопроса – мы получим очень разную долю сторонников модернизации, совершенно различные представления о ее социальной базе.

Бурдье считал это обстоятельство родовым пороком опросной социологии, указывая, что она заставляет людей «отвечать на вопросы, которыми они сами не задавались». Однако я вижу здесь не только недостаток, но и очень ценное преимущество. А разве не полезно призвать людей задуматься над тем, что им раньше просто не приходило в голову? Разве не полезно вывести их из плоскости обыденных размышлений, указать им на возможность таких сценариев действия, таких жизненных стратегий, о которых они не задумывались? Я это к тому, что социологическое знание может не только облегчить поиск союзников в деле модернизации; оно способно помочь в их осознанном формировании, в превращении общества из аморфной массы инертных, озабоченных только выживанием индивидов в гармоничный концерт тех самых активных социальных групп, о которых говорил губернатор. По крайней мере, я надеюсь, что такое возможно. Посмотрим, укрепит ли Валерий Валерьевич эту надежду – или даст пессимистический ответ.

Генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) В.В.Федоров

Хотел бы сосредоточиться на трех темах: начать с общих подходов к модернизации России, затем коснуться проблематики собственно Тюменской области в модернизационном контексте, а потом – в свете предстоящих выборов – сказать несколько слов об электоральном поведении россиян.

Итак, начну с общих вопросов. Благодаря опросному инструментарию мы имеем возможность перейти от абстрактных рассуждений к осмыслению того, что находится в головах у людей. В прошлом году ВЦИОМ проводил большое исследование в 9 регионах, которое было посвящено именно модернизации. Исследование состояло из двух компонентов: во-первых, мы опрашивали экономически активные слои населения, находящиеся в цветущем возрасте от 20 до 45 лет, – это как бы ядро социальной базы модернизации. Вторым компонентом был опрос преподавательской, научной и бизнес-элиты, а также представителей гражданского общества. Мы задавали одни и те же вопросы, чтобы понять, какие есть расхождения и коллизии между мнением простых экономически активных россиян и мнением элит. Посмотрим, что показал этот опрос.

Что такое модернизация? Опросы ВЦИОМ демонстрируют явный недостаток информированности активных групп населения относительно целей и задач модернизации. Так, лишь 17% россиян хорошо информированы о политике модернизации, проводимой президентом, а 50% «что-то слышали, но неточно». При этом опрошенные эксперты хорошо осведомлены о политике модернизации (66%) – только 29% из них «что-то слышали, но неточно». Достигнутый уровень информированности о проводимой политике модернизации позволяет формировать в «продвинутых» группах населения и у экспертов вполне основательные представления о целях, задачах и методах модернизации, заложены минимально необходимые основания социальной динамики модернизационного процесса. «Продвинутые» слои и группы уже могут рассматриваться в качестве социальных критиков – необходимых элементов социальной динамики.

Нужна ли нам модернизация? Среди 60% экспертов преобладает мнение, что модернизация важнее, чем стабильность. 23% экспертов рассматривают модернизацию в качестве главного национального приоритета, а две трети из них считают ее одним из главных приоритетов.

Среди активных групп населения сторонников модернизации 38%, несколько меньше, чем приверженцев стабильности (42%). В этих слоях видна тенденция к повышению значимости, приписываемой модернизации, в зависимости от статуса, образования и доходов. Политика модернизации преодолела порог социальной инерции стабильности, получила необходимую социально-политическую поддержку. Ключевые слои и группы рассматривают ее в качестве важнейшего приоритета. Главный вопрос: в какой мере они будут корректировать собственные стратегии и модели деятельности в соответствии с задачами политики модернизации? В какой мере такая высокая оценка значимости модернизации, ее социальный потенциал трансформируется в социальный ресурс?

Поддерживаемый тип модернизации. Идеи демократической модернизации, модернизации «снизу» не получают поддержки. Их разделяет лишь чуть более четверти (27%) экспертов – при 60% сторонников модернизации «сверху». Доля сторонников модернизации «снизу» повышается среди молодежи, в высокообразованных и высокостатусных группах, но все равно остается на уровне около трети или чуть выше (32–38%). Это легко объяснимо тем, что на практике тенденции модернизации «снизу» пока почти не видны, а пропаганда данной модели отсутствует.

Для перехода к более рациональной и, соответственно, практической поддержке модернизации «снизу» необходимо кардинальное наращивание успешного опыта распространения институциональных образцов, реализации технологических и экономических проектов, возникших на основе индивидуальной, коллективной, местной или корпоративной инициативы. По мере создания соответствующих практик, утверждения стереотипа их успешности сначала в экспертном, а затем и в «продвинутом» массовом сознании, безусловно, будет расти поддержка модернизации «снизу».

Гораздо сильнее актуализированы требования более быстрого и энергичного проведения модернизации. Так, более половины экспертов (53%) считают, что модернизацию необходимо проводить именно таким образом, тогда как к осторожности призывает лишь треть из них.

При оценке реализуемой модели модернизации следует учитывать, что 61% экспертов поддерживает тандем Путина и Медведева в качестве лидеров политики модернизации.

Все эти данные показывают, что в нашей стране еще только формируется национальная модель демократической модернизации, соответствующая ее специфическим требованиям и одновременно отвечающая запросам лидирующих и активных групп общества.

Приоритеты модернизации. Существенное значение имеют представления экспертов и населения относительно такого варианта будущего России, который мог бы быть сочтен успехом модернизации. Для экспертов здесь главный приоритет – высокоразвитая инновационная экономика (49%). Для населения же этот приоритет только на третьем месте (29%). А на первом – «общество, в котором гарантированы социальные права граждан» (39%). Это суждение отнюдь не следует считать некомпетентным, так как, по общему мнению, именно социальные ресурсы развития играют сегодня решающую роль.

В этом свете очень важен следующий результат: 22% от генеральной совокупности опрошенных хотят уехать из России на ПМЖ, из них половина уже предпринимает какие-то шаги для этого! Страны сейчас конкурируют за стратегический капитал – за людей, и гарантии социальных прав имеют тут колоссальное значение.

Все эти факторы предопределили представления экспертов о приоритетных направлениях модернизации. У экспертов на первом месте появление национальной инновационной системы, объединяющей весь цикл создания и доведения до коммерческого результата прорывных технологий и инновационных продуктов (45%). На втором месте находится тесно связанная с первым приоритетом система стимулирования инновационной деятельности (29%). На третье место эксперты поставили «выбор и реализацию проектов по созданию прорывных технологий, качественно новых продуктов». Вполне очевидно, что эти три направления в совокупности характеризуют создание экономики, ориентированной на инновационное развитие, обеспечение коммерческой результативности инновационной деятельности.

Для точного выбора приоритетов политики модернизации важно мнение экспертов и активных групп населения относительно «причин отставания России от ведущих стран мира». По мнению экспертов, первой из них является высокий уровень коррупции (47%). Этой точки зрения придерживается и население (54%). Возможно, такой взгляд связан с активной кампанией по борьбе с коррупцией: о ней много говорят, и возникает информационное эхо. По мнению населения, на втором месте – неэффективность системы управления (35%). Значимость этого фактора признают и эксперты (24%). Если добавить сюда «некомпетентность властей» (эксперты – 11%; население – 24%), то становится ясно, что ключевая проблема модернизации – недостаточная эффективность институциональной системы.

Действительно, общественное мнение рассматривает коррупцию в качестве основного порока нашего государства, оказывающего значительное влияние на принятие властных решений. 15% экспертов считают это влияние решающим; 40% полагают, что коррупция оказывает существенное влияние наряду с другими факторами. Правда, 31% экспертов уверен, что коррупция не оказывает существенного влияния при принятии значимых решений, что она скорее фактор принятия малозначимых решений и вообще не так распространена, как принято думать.

Главной причиной коррупции эксперты считают слабость механизмов контроля над содержанием принимаемых решений (39%). Следующая по значимости причина – низкая зарплата сотрудников аппарата управления, не позволяющая им решать свои насущные проблемы (32%). Также важно отсутствие ясных перспектив должностного продвижения, достижения стандартов достойной жизни, прежде всего к концу карьеры (жилья, приличной пенсии) (28%). Таким образом, среди причин коррупции важную роль играют факторы, непосредственно связанные с реализацией социального потенциала, с условиями социального функционирования в рамках институциональной среды.

Требования и квалификация. Политика модернизации предъявляет новые требования к социальным качествам людей, реализующих ее задачи. По мнению экспертов, важнейшее качество, которым должны обладать люди, способные стать двигателями модернизации, – «стратегическое видение» (71%). Второе по значению качество – «способность своевременно реагировать, вносить соответствующие коррективы в действующую стратегию» (55%). На третьем–четвертом местах квалификация и лидерские качества – «способность к обучению» (48%) и «умение донести миссию организации до сотрудников, создать соответствующий настрой» (47%).

Эти оценки экспертов не совпадают, но отчасти коррелируют с мнениями «продвинутых» групп населения относительно путей достижения успеха. Наряду с главным – наличием нужных связей и знакомств (56%) – выделены «наличие высокой квалификации, профессиональной подготовки» (40%); «талант, исключительные способности» (39%).

Следует также обратить внимание, что сейчас лишь 37% опрошенных представителей активных групп населения работают по ранее приобретенной специальности, а 59% – нет. Это свидетельствует об огромной растрате социального потенциала. Впрочем, при этом 21% респондентов абсолютно доволен своей нынешней профессией, а 42% – скорее ею довольны.

Социально-квалификационные факторы высоко значимы и в иерархии барьеров, мешающих, с точки зрения населения, добиться личного успеха. Наиболее высокий барьер (29%) – недостаток личного опыта в организации своего дела и работе с людьми. На втором месте (26%) факторы институциональные – наличие административных барьеров и препятствий, коррупция, полуфеодальные отношения между людьми.

Модернизация и социальная активность населения. Большинство россиян активного возраста (51%) готовы ради успеха что-то менять в своей жизни, но лишь 37% респондентов готовы идти ради него на риск. Примерно столько же (36%) завидует тем, кто уехал за границу, то есть посчитал возможным рискнуть, изменив весь способ своего существования. И практически той же доле опрошенных (37%) нравится вести людей за собой, нести большую ответственность. Вообще, это очень высокие показатели по сравнению с другими странами, свидетельствующие, что в молодых генерациях страны социальный потенциал модернизации очень высок.

Однако значительная часть опрошенных все же делает ставку на использование социальных гарантий и уверена в их категорической необходимости. Так, 79% респондентов скорее согласны с тем, что государство должно предоставлять максимальные социальные гарантии. Несколько меньшая доля опрошенных (63%) ощущает свою зависимость от государства. 64% не чувствуют себя спокойными за будущее своих детей; 54% боятся не найти своего места в современной жизни. Кстати, вопреки расхожим представлениям о цинизме молодых поколений, более половины опрошенных (52%) считают важным заботиться о спасении своей души.

С другой стороны, в структуре выборки велика и доля людей с высоким уровнем самостоятельности. Так, 42% опрошенных убеждены, что человек должен сам позаботиться о своей старости, не полагаясь на государство. 65% прилагают большие усилия, чтобы заработать много денег. 62% респондентов считают себя современными людьми, а 59% хотят достичь успеха в жизни, сделать карьеру.

Цели социальной активности. Некоторая часть респондентов связывает свои жизненные перспективы с бизнесом. Но сегодня лишь 5% имеют собственное дело. Еще 9% занимаются его созданием в настоящее время, и 26% собираются этим заняться. Вместе с тем 12% опрошенных уже испытали неудачу в открытии собственного бизнеса, а 46% даже и не планируют ничего подобного. Стать богатыми хотели бы почти три четверти опрошенных, 38% полагают, что это им по силам. Но уже достигли богатства всего 4%.

Ради достижения благосостояния подавляющее большинство (76%) респондентов готово заниматься самообразованием, повышать свою квалификацию, оставаясь на прежней работе. 70% опрошенных согласны больше работать, искать дополнительный заработок. При этом 64% полагают, что повышение производительности и качества их труда приведет к повышению доходов. 46% согласны переехать на новое место жительства, чтобы найти лучшую работу, 63% – освоить новую профессию. 45% готовы ради заработка рискнуть стабильностью, изменить свою жизнь. Закономерно, что более высокую мобильность демонстрируют более образованные граждане. Но бóльшая часть опрошенных не исключает и альтернативную стратегию повышения благосостояния – добиваться дополнительных льгот и социальных гарантий.

Среди респондентов можно выделить кластер активных, высокомотивированных людей, готовых как использовать свой наличный социальный потенциал, так и различными способами его наращивать. Имеющиеся каналы реализации социальной активности представляются респондентам вполне достаточными. Проблема скорее в личных возможностях ими воспользоваться.

При наличии эффективной институциональной системы, способной мобилизовать этот потенциал для целей модернизации, стимулировать наиболее полное его использование и дальнейшее наращивание, сегодняшний уровень социальной активности вполне удовлетворяет требованиям начального этапа модернизации. Дальнейшее повышение социальной активности требует снижения барьеров, препятствующих этой активности, повышения уверенности людей в своих возможностях, то есть перехода людей, пассивно ориентированных на соответствующие жизненные цели, в активную фазу переустройства собственной жизни. Такое возможно только при условии массовой демонстрации практик успешной реализации модернизационных жизненных стратегий.

Основные выводы таковы. Политика модернизации получила поддержку как среди статусных групп, так и среди потенциально активных групп населения. Недостаток информированности активных групп населения требует усиления пропаганды политики модернизации, сфокусированной на ценностях и интересах данных групп, увязывающей общие цели модернизации с их жизненными стратегиями.

Довольно низкая поддержка стратегии модернизации «снизу» должна стать предметом серьезной озабоченности властей всех уровней. Без изменения этого положения у политики модернизации немного шансов на успех. Преодоление сложившегося положения требует не только разъяснительной работы относительно причин выбора лидерами страны курса на модернизацию, но и практических мер. Необходимо всемерно стимулировать низовую активность. Конкретные примеры успехов этой активности должны убеждать активные группы в возможности массированной реализации инициатив, исходящих от бизнеса, муниципальных образований и регионов, в наличии системной поддержки этих инициатив со стороны федеральных, региональных и местных властей.

Приоритеты политики модернизации хорошо усвоены как экспертами, так и активными группами. Важно, что приоритеты населения, связанные с социальным измерением развития, являются серьезным предупреждением против технократического уклона в политике модернизации. Есть категорическое требование сочетать инновационную политику с созданием благоприятных условий для развития социального потенциала модернизации, с решением актуальных социально-экономических проблем.

Отдельно следует рассмотреть значение коррупции, которую и население, и эксперты назвали важнейшим препятствием к формированию институциональной среды, необходимой для успеха модернизации. Главный путь в борьбе с этим злом – усиление содержательного контроля над принятием решений. В условиях, когда новые задачи модернизации существенно осложняют такой контроль, когда инновационная активность неизбежно выталкивает на поверхность разные авантюры, усиление содержательного контроля становится одновременно и крайне важным, и крайне трудным делом.

Налицо довольно высокий потенциал социальной активности населения. Среди молодых генераций исследование выявило 25% активного населения и еще более 40% умеренно активного. Даже с учетом того, что в этих когортах доля активного населения по определению выше среднего, такого уровня активности вполне достаточно, чтобы составить социальный потенциал, необходимый для оценки адекватности сложившихся институциональных норм и для их адаптации к реальным социальным практикам. Институциональный комфорт может обеспечить как успешное участие активных групп в модернизации, так и увеличение их доли, то есть повышение социального потенциала модернизации и, соответственно, шансов на ее успех.

Теперь я хочу перейти к специфике модернизации Тюменской области. Можно выделить несколько факторов, значимо влияющих на темпы и перспективы модернизации в регионе.

  1. Экономическая и социальная стабильность региона, достигнутая в 2000-е годы. Это база, плацдарм модернизации. Модернизироваться, стартуя с уровня уверенного и комфортного существования, гораздо легче, чем находясь в условиях голода и унижения. Созданная база позволяет не латать дыры, но принимать стратегические решения и работать на перспективу.
  2. Высокая доля людей, имеющих высшее образование и занятых в производстве, науке, образовании, культуре, – 11% от всего населения. Кроме того, целых 8% учащейся молодежи. И то и другое – солидная база для модернизационного прорыва.
  3. Высокая удовлетворенность населения области (от 70% до 80%) качеством образовательных услуг. Там, где есть хорошие университеты, там есть молодежь и есть шансы, что она останется в регионе. Более того, есть вероятность, что молодежь будет приезжать и из других регионов.
  4. Высокие показатели удовлетворенности населения условиями жизни, даже несмотря на не самый благоприятный климат. Население в основном считает, что жить в Тюменской области гораздо лучше, чем в других регионах. То есть, имеет смысл сюда вкладываться, жить здесь, развивать эту землю.
  5. Высокий уровень самодеятельной активности жителей. Доля тех, кто связывает надежды на повышение своего благосостояния прежде всего со своим трудом, а не с помощью государства, – 50%; еще недавно было гораздо ниже.
  6. История региона. Есть колоссальный опыт героического освоения тюменских земель в 1960–1980-е годы. Эта история жива, эти люди здесь, они передают свой живой опыт. Тюмени и сегодня присущ дух первооткрывательства.

Наконец, о выборах 4 декабря. Именно о думских – о президентских выборах я пока говорить не буду, хотя, безусловно, пост главы государства является ключевым в нашей системе управления. Но парадокс в том, что последние 15 лет судьба страны решается не на президентских, а на парламентских выборах, хотя роль самой Государственной Думы не так уж велика. Из таких парадоксов и соткана Россия.

Как люди выбирают власть? Что влияет на принимаемое человеком решение, за кого ему голосовать и голосовать ли вообще? Есть несколько ключевых мотивов.

  1. Ценности и установки избирателя: грубо говоря, то, что у человека в голове, то, чего он хочет.
  2. Актуальные проблемы: проблемный фон, который, кстати, может быть ортогонален ценностям и установкам.
  3. Ожидания от власти/политиков: многое ли способны сделать политики? 20 лет назад нам казалось, что власть всесильна: стоит свергнуть «забронзовевших» партократов, призвать им на смену молодых и честных людей, как тут же наступит «рай на земле». Выяснилось, что все совсем не так. Сегодня у нас совсем другие запросы к власти – теперь мы выбираем не по мотиву надежд на перемены, теперь мы тщательнее взвешиваем риски.
  4. Оценка действующей власти. То есть выбор осуществляется у нас не идеологически, а так: нравится или хотя бы не вызывает особого раздражения власть – автоматически голосуем за нее, не нравится – тогда и только тогда мы начинаем рассматривать альтернативы ей. Но не раньше.
  5. Политическое меню: набор имеющихся альтернатив. Мы можем выбирать только из тех альтернатив, которые нам даны: например, приемлемую правую партию мы сейчас выбрать вообще не можем.

Теперь о том, как некоторые из этих мотивов выглядят в наших опросах.

Ценности. Мы спрашивали респондентов: «Как Вы полагаете, под какими лозунгами могло бы объединиться российское общество?» На первом месте – стабильность, на втором – законность и порядок, на третьем – сильная держава, далее следуют социальная защита, равенство и справедливость, наконец, богатство и процветание. Таковы ценности и установки населения.

Проблемный фон. Он крайне подвижен. Восприятие каких проблем обострилось за год? Гораздо больше стали говорить о низком уровне жизни – как выяснилось, темпы экономического роста недостаточны для того, чтобы население их ощущало. Другая обострившаяся проблема – тяжелая ситуация в сфере ЖКХ. А вот о безработице стали говорить реже. Очень беспокоит россиян инфляция; социальные болезни (алкоголизм и наркомания) тревожат сильно, но чуть меньше, чем в прошлом году. Озабоченность состоянием здравоохранения скакнула за год с 5% до 40%, то есть проводящиеся реформы не то что не внушают уверенности в том, что станет лучше, а приводят к обратному результату. Уверенность в завтрашнем дне – интегральный показатель состояния проблемного фона. В августе прошлого года доля тех, кто уверен в завтрашнем дне, и тех, кто не уверен, была приблизительно одинакова. Теперь доля неуверенных выросла на 10%, а доля уверенных снизилась на 8%. Из этого видно, что выборы пройдут в достаточно тяжелой атмосфере.

Лидеры. Наша система власти не только централизована, но еще и донельзя персонифицирована. Мы не верим институтам, мы верим людям – потому и действуют они не на основе законов, а через ручное управление. Доверие к Путину и Медведеву почти одинаково, к Путину чуть выше, хотя разрыв не очень большой. Но оба показателя ниже, чем были в 2007 г., – это посткризисное состояние. Однако рейтинг одобрения деятельности обоих лидеров высок.

Кандидат философских наук, директор аналитических программ регионального информационно-аналитического центра «Сотрудничество» Л.С.Березин

Модернизация России в ее социальном, человеческом измерении – предмет не вполне ясный. Чаще обсуждают экономические, технологические и геополитические аспекты этой проблемы. О социальных же аспектах модернизации говорится мало, а ее промежуточные и конечные ориентиры вообще неясны. Рассуждения на эту тему обычно укладываются в нехитрую формулу «за все хорошее, против всего плохого».

Ситуация в сегодняшней России очень тяжелая. Никогда за всю ее историю наращивание человеческого потенциала не являлось подлинной (не лукавой, как при коммунистах) целью государства, что подтверждается крайне низким местом социальных расходов в структуре приоритетов бюджетной политики, низким уровнем вложений в развитие человеческого потенциала страны. Так же обстоит дело и сегодня. Это значит, что задача наращивания человеческого потенциала страны в который раз отложена на потом.

Да, какие-то сдвиги в отдельных сегментах социальной жизни есть. Скажем, в оснащении отечественной медицины – наверное, они в ближайшие годы дадут эффект в виде некоторого увеличения средней продолжительности жизни. Все остальные положительные примеры из этой области имеют скорее факультативный характер, так как являются производными не от социальной политики государства, а от личных приоритетов конкретных руководителей регионов. Например, Тюмени повезло с губернатором, а многим другим регионам – нет.

Могу назвать следующие общие принципы социальной модернизации:

  1. Необходимо гарантировать удовлетворение по конвенционально установленным стандартам базовых потребностей человека – таких как пища, одежда, крыша над головой, получение и повышение профессиональной квалификации, возможность обеспечить физическое и интеллектуальное развитие детей без потери в качестве своей жизни. Не должно быть семей, где супруги имеют работу, но не имеют возможности обеспечить себе и своим детям нормальное жилье. Не может быть признана нормальной ситуация, когда рождение детей автоматически означает согласие супругов на существенное снижение качества жизни. Незаслуженно мало замеченным в стране остался проект властей Тюменской области по субсидированию приобретения жилья работниками бюджетной сферы, который по своим организационным и финансовым параметрам позволяет обрести жилье тем, кому не поможет никакая ипотека, а равно иные виды кредитования. По-моему, даже в Тюмени не все осознают, какой революционный шаг тут сделан и какие возможности он открывает.
  2. Образование, повышение профессиональной квалификации должны стать важнейшим социальным лифтом с точки зрения и карьеры, и роста качества жизни. Необходимо создать реальную мотивацию к развитию человеческого потенциала. Она утрачена даже не сегодня, а позавчера, будучи вытеснена при коммунистах искусственными факторами – чистотой анкеты, комсомольской карьерой и партбилетом, а сегодня – объемом и глубиной полезных связей.
  3. Необходимо искоренить групповой характер присвоения национального богатства, разрушить существующую сегодня связь между доступностью социальных лифтов и принадлежностью к той или иной корпорации, этнической, территориальной или какой-то другой группе. В сущности, это близко к давнему социал-демократическому лозунгу: «Равная оплата за равный труд». Проблема опять же возникла не сегодня. Еще в советские времена зарплата, скажем, сантехника в домоуправлении и в газовой промышленности отличалась в разы – при абсолютно идентичном содержании труда. Сегодня каждый школьник (и уж точно студент) знает, что от качества знаний и умений его карьера зависит едва ли не меньше всего. А больше всего – от поддержки той или иной корпорации, этнической диаспоры, земляческого или иного клана, других непрозрачных сообществ. В этих условиях огромная часть молодых людей, независимо от их личных способностей и уровня знаний, входит в профессиональную жизнь с ощущением бесперспективности, которая толкает их в эмиграцию – реальную или внутреннюю. А вся их система ценностей ориентирована на то, чтобы любыми путями попасть в члены какой-нибудь корпорации, которая отбирает для себя людей по таким принципам, среди которых личностная самореализация и общественное служение – на последнем месте, а на первом – корпоративная лояльность.

Важнейшим условием и главным ресурсом модернизации России (как, впрочем, и любой другой страны, встающей на путь обновления) является рост ее человеческого потенциала. Решение этой задачи предполагает участие и государства, и гражданского общества, и каждого человека. Причем именно последнее – самая неподъемная часть задачи, поскольку тут нет готовых решений и каждая страна должна изобрести здесь свой собственный алгоритм действий.

Руководитель территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Тюменской области Н.Ф.Менова

Презентация

Успех политики модернизации напрямую зависит от развития человека. Чем больше возможностей – жизненных, образовательных, материальных – будет иметь каждый человек, тем выше социальный ресурс государства.

В соответствии с этим подходом опишем социальные ресурсы тюменской модернизации на основе анализа отдельных аспектов социально-экономического развития Тюменской области (без автономных округов) за 2006–2010 гг. в контексте их влияния на уровень и качество жизни населения.

Динамика ожидаемой продолжительности жизни при рождении в Тюменской области имела тенденцию к росту, ее оценочная величина за исследуемые годы выросла с 67,1 до 67,9 года. Рост этого показателя у мужчин и женщин составил 1,2 и 0,3 года соответственно. Однако повозрастное распределение ожидаемой продолжительности жизни свидетельствует, что критический разрыв между мужчинами и женщинами все еще сохраняется.

Рассматривая фактор образованности населения, охарактеризуем его совокупным показателем – отношением числа учащихся в общеобразовательных учреждениях и студентов начального, среднего, высшего профессионального образования к среднегодовой численности населения в возрасте от 7 до 24 лет (которая в Тюменской области имела позитивную динамику). Рассчитывая по методике ПРООН индекс образованности населения, мы видим, что с 2006 по 2009 г. его значение выросло в Тюменской области на 0,016 индексного пункта, а величина «нереализованного потенциала» сократилась до 0,058. Отметим также, что индекс образованности в области выше, чем в среднем по России.

В исследуемый период в Тюменской области наблюдалась тенденция к росту номинальных денежных доходов населения. Размер среднедушевого дохода в 2009 г. превысил уровень 2006 г. в 1,7 раза. Это на 4,3% выше аналогичного показателя в среднем по России. Среднемесячная заработная плата – основной источник доходов занятого населения – в номинальном выражении выросла за рассматриваемый период в 1,8 раза. Сложившийся размер заработной платы (22,2 тыс. рублей) на 6,2% превысил среднее значение по России (20,9 тыс. рублей). Реальная заработная плата, характеризующая ее покупательную способность с учетом изменения цен на потребительские товары и услуги, в течение всего периода имела высокие темпы роста относительно уровня предыдущего года (за исключением 2009 г.).

Распределение населения по уровню среднедушевых денежных доходов характеризовалось существенным уменьшением доли населения с доходами до 4 тыс. рублей в месяц (с 17,4% до 5,6%) и заметным увеличением доли населения с доходами от 20 до 30 тыс. рублей (с 7,9% до 15,7%) и свыше 30 тыс. рублей (с 4,7% до 15,9%). Эта категория населения за 5 лет увеличилась более чем вдвое и составила почти треть всего населения области. Отметим, что индекс дохода в Тюменской области в исследуемые годы был стабильно выше, чем в среднем по России.

Сконструируем интегральную оценку человеческого развития по методике ПРООН, используя в качестве компонентных индикаторов индексы долголетия, образованности и дохода. По индексу ИРЧП, характеризующему возможности самореализации человека, Тюменская область относится к регионам с высоким уровнем человеческого развития. Наш ИРЧП был выше среднероссийских значений в течение всего анализируемого периода.

Проведенный анализ свидетельствует об устойчивом развитии региона, о приемлемости созданных в нем условий человеческого существования, о наличии в области социальных ресурсов модернизации.

Кандидат психологических наук, председатель Тюменского регионального отделения «Опоры России» Э.З.Омаров

Презентация

С чего начинается модернизация с точки зрения бизнес-сообщества? Где и что необходимо модернизировать? Кто будет модернизировать? На мой взгляд, это главные вопросы. Нужно четко понимать, что модернизация – это не просто те или иные изменения показателей производительности и рентабельности, но, главное, перемена сознания. Например, если мы возьмем отдельный завод и поменяем там станки, механизмы, технические регламенты, то наверняка добьемся увеличения объема выпускаемой продукции на какие-то проценты. Спросите: «А почему не в разы? Ведь все современное поставили, как того требует модернизация. Иначе зачем весь сыр-бор?». Отвечу: «Машины поменяли. А люди?». Помните, в начале 1990-х годов страну заполонили турецкие и югославские строительные компании? Они с собой привозили инженеров, проектировщиков, прорабов и даже рабочих. И на вопрос: «Почему рабочих здесь не нанимаете?» – отвечали: «А ваши люди за нашими прорабами не успевают».

Новые технологии требуют другого уровня культуры, а для этого нужно трудиться не одно десятилетие. Мы можем купить иностранные технологии и даже специалистов, но весь народ Германии или Англии переселить к нам, увы, не получится.

Как показала практика, одно только перепрофилирование и переобучение мало что дает. И куда девать излишки производства? Вот мы усовершенствовали один завод, но его продукция – седьмая в «пищевой цепочке». Отсюда видно, что модернизация может быть только системной, что модернизация в отдельно взятой группе людей, отрасли и даже регионе не только не решает проблему, но может принести больше вреда, чем пользы.

«Промедление смерти подобно» – этот лозунг сегодня снова становится актуальным. Чтобы жить по-новому, необходимо модернизировать все общество. Для этого необходимы новые люди, новая национальная идея и, конечно новые знания. А где взять современные знания, если флагман российского образования, МГУ, уже не входит ни в 100, ни в 200 лучших университетов мира?

Полагаю, первое, что необходимо сделать, – признаться самим себе, что на этом историческом этапе модернизировать наше общество мы еще не готовы. Помните первое правило результативной терапии? Больной должен признаться самому себе, что он болен. Изменять и улучшать без такого признания можно. Модернизировать – нет. Мы не готовы продуцировать эффективные модернизаторские идеи. Для этого необходимо другое поколение, которое мы обязательно вырастим, новое поколение, с современными знаниями, полученными в лучших учебных заведениях мира – как, кстати, уже делают наши соседи. Когда наша молодежь, вооруженная новыми знаниями, новым профессиональным и житейским опытом, будет способна генерировать и распространять современные идеи, тогда и начнется эпоха перемен.

Доктор социологических наук, профессор, и.о. проректора Тюменского государственного университета Г.Ф.Ромашкина

Презентация

В рамках реализации проекта «Социокультурный портрет Тюменской области» нами проведены три волны мониторинга – в 2006, 2009 и 2011 гг.

Тюменская область – один из самых благополучных регионов России, высокие цены на нефть позволили властям проводить социально ориентированную политику. По уровню ИРЧП регион лидирует в стране, обусловлено это лидерство прежде всего достаточно высокими доходами населения. Более половины граждан в Тюменской области – впрочем, как и в России в целом, – полностью или частично удовлетворены своей жизнью. Задавался вопрос: «Насколько сегодня Вы лично чувствуете себя защищенным от различных опасностей?», в котором содержался перечень 10 наиболее опасных проблем. У жителей Тюменского региона уровень защищенности выше среднероссийского. В 2011 г. выросли опасения экологических угроз, произвола чиновников и правоохранительных органов, вернувшись к уровню 2006 г.

Рассмотрим составляющие коэффициента социального оптимизма. Социальный оптимизм быстро убывает при переходе от верхних к нижним слоям населения. Уровень образования и статус респондента существенно повышает оптимистичность оценок. Наименее оптимистичны жители малых городов.

Выделение среднего класса по критериям образования, дохода и статуса подтвердило, что именно его представители демонстрируют наиболее устойчивый социальный оптимизм. Но доля представителей среднего класса в регионе с 2006 г. снизилась. Увеличения доли предпринимателей в данном слое не происходит, инновационная активность находится на низком уровне. Основу его составляет зависимая от государственной поддержки часть населения.

Модернизация ценностного профиля населения локализована в северных округах области. Проверка методами математико-статистического анализа показала, что устойчивой статистической связи между составляющими социального оптимизма и поддержкой модернизационных ценностей нет – модернизация структуры ценностей теснее всего связана с возрастными и поколенческими характеристиками. Соответствующие ценности разделяют в первую очередь те, кому менее 30 лет.

Ярко выраженные патерналистские настроения демонстрируют только люди старше 50 лет. Пресловутый патернализм, в котором часто упрекают население России, снижается с ростом среднего уровня жизни в регионе и фактически отражает неуверенность в будущем как реакцию на нестабильность внешней среды. Патернализм не столь уж и укоренен в менталитете нашего народа – степень самостоятельности индивида оказывается выше, чем степень его зависимости, то есть индекс самостоятельности имеет положительное значение.

Структура трудовых мотиваций также далека от модернизированности. Ценность труда стабильно росла все 2000-е годы. Но интерес к открытию собственного дела не растет. Он локализован в очень узком слое, и доля и состав этого слоя практически неизменны (в основном молодые мужчины с высшим образованием, с доходом средним или чуть выше среднего).

Таким образом, модернизационные процессы, инициируемые властью, встречают серьезное сопротивление. Тюменская область представляет собой специфическую социокультурную среду, которая не всегда способствует активному развитию самостоятельного рыночного поведения, формирует специфический по своему составу средний класс, имеющий довольно слабое отношение к предпринимательской активности и к развитию гражданского общества.

Развитие никогда не происходит линейно, и модернизация неизбежно встречает сопротивление. Но модернизационный импульс, идущий сверху, только тогда имеет шанс, когда он воспринимается не только элитой, но и более массовыми социальными группами.

NB! Выступление доктора социологических наук, профессора Тюменского государственного нефтегазового университета А.Н.Селина, посвященное проблемам социально-экономического развития российского Севера, было чрезвычайно ярким и содержательным, однако имело к основной теме дискуссии лишь косвенное отношение и потому не публикуется.

Свободный микрофон

Доктор социологических наук, директор Гуманитарного института Тюменского государственного нефтегазового университета В.В.Гаврилюк:

Как отразятся на качестве нашего образования – то есть на важнейшем социальном ресурсе модернизации – переход к Болонской системе и введение ЕГЭ?

Кандидат социологических наук, зав. кафедрой Тюменской государственной академии мировой экономики, управления и права И.А.Грошева:

Не считаете ли вы последствием политики модернизации падение рейтинга высших руководителей страны, расширение спектра страхов населения и обострение потребности в социальной справедливости?

Президент Торгово-промышленной палаты Тюменской области Э.Р.Абдулин:

У меня два вопроса. Первый: как влияет на процессы модернизации пренебрежительное отношение населения России к закону, есть ли перспективы изменения ситуации? Второй: как отразится на выборах деятельность Общероссийского народного фронта?

Доктор социологических наук, профессор М.М.Акулич:

Почему в первой части своего доклада Вы противопоставляете модернизацию и стабильность, а во второй говорите, что стабильность, достигнутая в Тюменской области, есть плацдарм ее модернизации?

В.В.Федоров:

Модернизация и стабильность. Стабильность не обязательно означает застой, не стоит противопоставлять ее модернизации. Некоторый базовый уровень стабильности необходим для реформ, нужно смотреть на это диалектически и учитывать возможные риски.

Общероссийский народный фронт. Лидеры Фронта не раз заявляли, что он создается не под выборы. ОНФ не идет и не может идти на выборы, это более долгосрочный проект. На мой взгляд, прошедшие под маркой Фронта праймериз — хороший шанс для перспективных, да и для опытных политиков открыть в себе новые качества.

Модернизация и справедливость. С V века до н.э. идут споры о том, какая справедливость нужна людям. Справедливость одна на всех – или у каждого своя? У россиян высокий запрос на справедливость, но представления о ней довольно быстро меняются. В 1970-е годы в курилках все критиковали социальное неравенство, сегодня массовое представление о справедливости совершенно другое: чтобы все было по закону. Но сами-то мы готовы жить по закону? Нет. Мы любим закон, но как бы издалека, мы не хотим, чтобы он применялся к нам самим. Жизнь по закону не стала внутренней ценностью, категорическим императивом.

Качество образования. Про Болонскую систему ничего сказать не могу, а вот ЕГЭ дал как минимум один очень важный результат: в лучших столичных вузах резко увеличился процент студентов из регионов. Такого не было никогда. И еще одна цифра из наших опросов: в этом году только 6% поступавших сталкивалось с коррупцией в процессе сдачи ЕГЭ. Это значит, что 94% – не сталкивались. Разве это плохо?

В.В.Якушев:

Хочу поблагодарить Валерия Валерьевича за то, что он в своем жестком графике нашел время для участия в «Губернаторских чтениях». Не скрою: когда мы выбирали для этого проекта тему модернизации, у меня были определенные сомнения. Не получится ли так, что мы просто схватимся за очередную модную тему – дескать, президент дал посыл, и теперь мы все должны об этом говорить. Но вот уже пятый раз мы обсуждаем проблемы модернизации с нашими гостями – и оказывается, что тема по-настоящему будоражащая и неисчерпаемая. Так что я думаю, что мы с вами на правильном пути – и нам предстоит сломать еще немало копий, обсуждая судьбы российской и тюменской модернизации.

Источник: politeia.ru

Источник: Государственное казенное учреждение Тюменской области "Центр информационных технологий Тюменской области"     Создано: 15.02.2017     Дата обновления : 20.02.2017